10 июня 2010 года. 09:15

Грань изоляции

Череповчанка уже несколько лет страдает из­-за душевнобольного сына Владимир Сергеев (имя изменено — авт.) состоит на учете у психиатра уже более 30 лет. Он в числе внеочередников на получение путевки в психоневрологический интернат. Но, как показала жизнь, внеочередникам также приходится долго ждать. Сам череповчанин уже давно ничего не ждет: у него есть своя комната, два раза в неделю к нему приходят соцработники, а все остальное время он проводит у своей 88­летней матери. Женщина терпит насилие, сын забирает у нее всю пенсию. Но изолировать его не могут — нет мест.
Врач Елизавета Доронина, пытаясь помочь своей 88­летней соседке, прошла множество инстанций вплоть до губернатора. Череповчанка регулярно становится свидетелем того, как пожилая женщина страдает от агрессии со стороны своего сына — психически больного человека, диагноз которому поставили уже как три десятка лет назад.
— Я ее как­то встретила на улице, она плакала и боялась идти домой, — вспоминает Елизавета Доронина. — Сын ее бьет, обижает постоянно. Однажды вызвала милицию, они приехали, вызвали психиатрическую бригаду. Его увезли в психотделение. Проблема в том, что он там полежит­полежит, а потом его снова отпускают. А бабушка все это время не спит, каждую ночь боится, что он вернется. Так как он признан недееспособным, денег ему на руки не дают, соцработник еду приносит два раза в неделю. Так он у матери пенсию забирает. Мне ее просто жаль, я сама врач, помогала ей делать перевязки после больницы, она ко мне ходит, как к родственнице, за помощью.
По словам соседки, сын бабушки — инвалида войны уже давно стоит на очереди на получение путевки в психоневрологический интернат. Однако, как говорят врачи, путевки распределяют первым делом среди тех больных, которые живут в деревнях. Мол, они могут и дом свой сжечь, и других бед натворить — больше, чем в городе.
— Нужно разобраться в этой ситуации, — считает сенатор Валерий Федоров, к которому недавно обратилась Елизавета Доронина. Сенатор пообещал выяснить, не затягивается ли процесс получения путевки по субъективным причинам.
— Мы лечим, а не обеспечиваем уход, — объясняет главврач психоневрологического диспансера Нина Петровцева. — Этим занимается интернат, но путевки тоже распределяем не мы — это полномочия департамента труда и социального развития области. Очередь большая, а путевок не так много — места в интернатах освобождаются редко.
Во время подготовки этой публикации вопрос Владимира Сергеева и его матери благополучно разрешился: путевка в интернат получена, причем Владимир по ходатайству матери окажется в череповецком интернате. Но почему этой семь­е пришлось ждать так долго и что влияет на определение человека в специализированный интернат?
Ситуацию семьи Владимира Сергеева можно назвать сложной: органы опеки и попечительства совместно с другими службами много работали с этой семьей, пытаясь решить вопросы сопровождения Владимира в домашних условиях, тем более что проживает он отдельно от матери. Рассказывает Наталия Тихомирова, начальник отдела опеки и попечительства комитета социальной защиты:
— Естественно, мест в интернатах меньше, чем людей в очереди. Иногда, как в случае с Владимиром, созывается комиссия, которая принимает решение определить человека в интернат в экстренном порядке. Но период ожидания, конечно, всегда есть — и его надо пережить. И дело не только в сложностях помещения в интернат. Мы стараемся помочь человеку все же остаться со своей семьей, остаться в обществе — так он сможет социализоваться и реабилитироваться.
По словам Наталии Александровны, случаи зафиксированного вреда, которые душевнобольные граждане причиняют окружающим, единичны. Чего не скажешь про обратные ситуации: граждан, страдающих психическими расстройствами, часто ущемляют в правах, стараются обмануть или унизить. И специалисты до последнего стараются помочь больному человеку — защитить его самого, его имущество и психику, а не изолировать его.
— Да, здесь мы имеем дву­смысленную ситуацию. Но мы много работали с этой семьей, там были разные варианты обеспечения инвалида защитой. Но родственники были настроены лишь на изоляцию Владимира путем определения его в интернат. И вот в скором времени Владимир отправится в интернат, где реабилитацию будут проводить специалисты учреждения, — говорит Наталия Тихомирова. — И дело не в условиях, которые обеспечивает стационарное учреждение, они за последние годы очень сильно изменились: хорошее питание, экскурсии… Дело в семье, в доме и в обществе.

Елена Срапян №104(22758) 10.06.2010

Источник: Газета «Речь»




Ваш комментарий

Популярное в рубрике

Исполнительным органам власти Вологодчины не хватает более двухсот чиновников

По состоянию на 1 мая вакантны кресла начальников семи департаментов, председателя комитета по охране культурного наследия и начальника жилищной инспекции

Последнее в рубрике

Бывшего главу Вологды Евгения Шулепова поместили под стражу по решению суда

Этот вопрос служитель Фемиды решал в закрытом режиме с половины двенадцатого дня