9 апреля 2010 года. 10:44

Танго вдвоем. Стратегическое

Сможет ли новый российско­американский договор об ограничении стратегических наступательных вооружений обезопасить мир от ядерной угрозы? Вчера Дмитрий Медведев и Барак Обама встретились в Праге. Президенты России и США подписали новый российско­американский договор об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ), который готовился с беспрецедентной оперативностью (о том, что договор будет подписан в столице Чехии, официально стало известно лишь 24 марта). Впрочем, главная интрига в другом: за два дня до эпохального события Барак Обама публично объявил новую ядерную стратегию США и провозгласил «значительное сокращение вариантов применения Соединенными Штатами ядерного оружия».
Напомним, в декабре 2009 года истек срок действия Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ­1), подписанного СССР и США в 1991 году. Он вступил в силу уже после распада Советского Союза, в 1994­м. После прихода к власти в США нового президента Барака Обамы Москва и Вашингтон начали готовить новую договоренность. Подписанное ими вчера соглашение представляет собой объемный — более 160 страниц — пакет документов. Договор, в частности, предусматривает, что каждая из сторон сокращает и ограничивает свои СНВ таким образом, чтобы через семь лет после его вступления в силу суммарное количество ядерных боезарядов не превышало 1550 единиц, а суммарное количество их носителей (развернутых межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет подводных лодок и тяжелых бомбардировщиков) — 700 единиц. Напомним, сейчас только США имеют 798 баллистиче­ских ракет и стратегических бомбардировщиков, а Россия — 566. Общее количество пусковых установок у США — 1188, у России — 809. Количество же ядерных боеголовок, которые предстоит демонтировать США, — 4500, а России — 3900. Словом, обеим странам предстоит за семь лет примерно в два раз сократить стратегические ядерные арсеналы. Но при этом существует множество немаловажных оговорок.
В Кремле обращают внимание на то, что в договоре содержится условие: если Вашингтон разворачивает системы противоракетной обороны в Восточной Европе, то Москва может приостановить действие договора. Однако главная сложность договора не в увязке наступательных и оборонительных вооружений, а в процедуре ратификации документа Госдумой и сенатом США. В идеале этот процесс должен происходить синхронно, но нужно быть реалистами. «Задачи ратифицировать договор в один день не стоит, — заявил помощник президента России Сергей Приходько. — У нас с американцами сегодня другое качество отношений. Мы друг другу доверяем в значительно большей степени, чем раньше. У нас нет ощущения, что нас могут «надуть». При этом помощник российского президента считает, что сопротивление документу со стороны «ястребов» будет в обеих странах. «На каком­то этапе, к сожалению, обе стороны недооценили активность и ангажированность противников развития российско­американских отношений. Многие из них свою критику будущего договора использовали как инструмент нагнетания политического противостояния между двумя странами».
Атмосфере подобного доверия в значительной мере способствовала новая ядерная доктрина США, которую в понедельник анонсировал Барак Обама, а во вторник опубликовал Пентагон. После этого на специальном брифинге для прессы о новом документе рассказали глава Пентагона Роберт Гейтс, госсекретарь Хиллари Клинтон, глава объединенного комитета начальников штабов адмирал Майк Муллен и министр энергетики Стивен Чу. Хиллари Клинтон заявила: «Мы пересматриваем наши приоритеты, чтобы предотвратить распространение ядерного оружия и ядерный терроризм. США не будут применять ядерные вооружения против стран, не имеющих такого оружия и которые выполняют требования Договора о нераспространении ядерного оружия. даже если они совершили биологическое, химическое или кибернападение на Америку». Стивен Чу отметил, что эта доктрина «призывает к модернизации системы хранения и предусматривает создание научной, технологической и инженерной базы, которая необходима для обеспечения ядерной безопасности». А сам Барак Обама в специальном заявлении отметил, что главной угрозой для его страны теперь становится ядерный терроризм и распространение ядерного оружия. США предложат зарубежным партнерам взять на себя обязательства предпринять «конкретные шаги» по обеспечению физической защиты «всех уязвимых» расщепляющихся материалов «во всем мире в течение четырех лет», сообщил Обама.
Остается только вспомнить, что США — единственное государство, которое на практике применило ядерное оружие в ходе боевых действий, сбросив в 1945 году две атомные бомбы на японские города Хиросиму и Нагасаки. Поэтому когда появилась первая информация о новой ядерной доктрине США, многие наблюдатели задались вопросом, как Вашингтон намерен решать проблемы с ядерной программой Тегерана и КНДР. Роберт Гейтс пояснил, что документ не исключает нанесения удара по этим двум странам, так как они не соблюдают договор о нераспространении. «Мы делаем исключение для стран вроде Ирана и Северной Кореи, не соблюдающих принципы договора о нераспространении. Так что фактически все варианты возможны, когда дело касается стран в этой категории, равно как и игроков, не являющихся государствами, но которые могут получить ядерное оружие», — заявил Гейтс. Также США беспокоит военная модернизация ядерных средств Китая. Причина в ее недостаточной прозрачности. «Ядерный арсенал Китая по­прежнему остается значительно меньшим, чем арсеналы России и США. Но отсутствие прозрачности, окружающее китайскую ядерную программу, ее темпы и масштабы наряду со стратегией и доктриной, направляющей ее, вызывают вопросы о будущих стратегических устремлениях Китая», — цитирует документ «Интерфакс». Такая вот странная логика у Вашингтона: мы от ядерного оружия отказываемся, но вот только этот, этот и этот у нас на ядерной мушке.
Не совсем верится в искренность американцев еще и потому, что на прошлой неделе тревожная информация стала поступать из Европы. В частности, отставной турецкий дипломат и бывший советник министерства обороны Танер Байток заявил, что в Стамбуле до сих пор находится американское тактиче­ское ядерное оружие — примерно 100 ракет с ядерными боеголовками. Тут следует пояснить, что стратегическое ядерное оружие представляет собой межконтинентальные ракеты, которые в большинстве своем размещены на территории США. Тактические же боеголовки выдвинуты к границам стран­противников, поскольку их несут ракеты, развивающие более высокую скорость, но обладающие меньшим радиусом действия. Поэтому они были размещены в Стамбуле и в ряде других мест на берегу Черного моря, в непосредственной близости от границы СССР. Как рассказал главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов, американское ядерное оружие попало в Турцию еще в 1961 году. Тогда США отправили к берегам Черного моря партию ракет средней дальности «Юпитер». Их радиус действия позволял поражать Москву и крупные промышленные объекты на территории СССР. «Именно этот шаг Вашингтона стал одной из причин Карибского кризиса. Советский Союз посчитал, что его берут в кольцо, и в качестве ответной меры отправил свои ракеты на Кубу», — напомнил политолог. Чтобы устранить нараставшую угрозу обмена ядерными ударами, было принято решение отозвать ракеты: американские из Турции, советские с Кубы. Однако доподлинно не известно, не было ли американское оружие возвращено в Турцию, сказал он.
За двое суток до долгожданного подписания президентами России и США нового Договора об ограничении СНВ глава МИД РФ Сергей Лавров дал в Москве программную пресс­конференцию. Министр объявил, что главной целью России в этой области является достижение полностью безъядерного мира. Однако «двигаться к этой цели невозможно в вакууме». «Это, в первую очередь, перспектива появления оружия в космосе, — заявил Лавров. — Второй фактор, который может оказать не менее серьезное дестабилизирующее воздействие, — это стратегические наступательные вооружения в неядерном оснащении». Так Лавров практически сформулировал новую повестку дня в бесконечных переговорах России и США о взаимном разоружении. По словам министра, вторую проблему отчасти может решить Договор об ограничении СНВ, который Дмитрий Медведев и Барак Обама подписали вчера в Праге. В нем речь идет о сокращении всех стратегиче­ских вооружений, вне зависимости от их оснащения. С космосом, увы, все еще сложнее. Министр напомнил, что ранее Россия и Китай предложили заключить договор, который запретит размещение ядерного оружия вне земной атмосферы, и дипломатично указал на то, что эту инициативу поддерживают пока не все. Угадайте, кто против.

Сергей БЕГЛЯК №62(22716) 09.04.2010

Источник: Газета «Речь»




Ваш комментарий

Популярное в рубрике

Исполнительным органам власти Вологодчины не хватает более двухсот чиновников

По состоянию на 1 мая вакантны кресла начальников семи департаментов, председателя комитета по охране культурного наследия и начальника жилищной инспекции

Последнее в рубрике

Бывшего главу Вологды Евгения Шулепова поместили под стражу по решению суда

Этот вопрос служитель Фемиды решал в закрытом режиме с половины двенадцатого дня